\"\"

Необходимо ли согласие собственника жилого помещения при регистрации юридического лица?

В п. «а» ст. 12 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» определяется закрытый перечень документов, предоставляемых при государственной регистрации создаваемого юридического лица. В данный перечень не входят документы, подтверждающие заключение в будущем договора аренды помещения, о котором говорилось выше в виде гарантийного письма от собственника помещения, либо предварительного договора аренды между учредителем (учредителями) и собственником помещения и др. Предоставление данных документов может осуществляться только по доброй воле учредителей или иных лиц, подающих заявление о государственной регистрации. Регистрирующий орган не имеет права требовать предоставления иных, не входящих в закрытый перечень, определенный законодателем, документов, необходимых для государственной регистрации вновь создаваемого юридического лица.
При регистрации юридического лица регистрирующий орган вправе лишь направить запрос собственнику помещения с просьбой о подтверждении того, имело ли место согласие собственника на предоставление помещения для регистрации в нем юридического лица. Если выясняется, что собственник такого согласия не давал и, более того, возражал против регистрации общества по данному адресу, регистрирующий орган может отказать в регистрации ЮЛ.

30 июля 2013 г. Пленум Высшего арбитражного суда в своем Постановлении № 61 разъяснил некоторые вопрос практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью юридического адреса юридического лица.

Так, в судебной практике не было единства в решении вопроса о том, является ли отсутствие согласия собственника недвижимого имущества, по адресу которого предлагается зарегистрировать юридическое лицо, достаточным основанием для отказа в государственной регистрации. В некоторых случаях признавалось, что это обстоятельство может служить основанием для отказа в государственной регистрации (см., к примеру, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17.11.2011 по делу N А03-2294/2011). В других судебных актах указывалось, что отсутствие согласия собственника не является основанием для отказа в государственной регистрации (см., к примеру, Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 06.04.2011 по делу N А45-13386/2010, ФАС Северо-Западного округа от 06.11.2009 по делу N А21-1818/2009).

Пленум ВАС РФ внес оговорку, что адрес юридического лица будет считаться недостоверным при наличии одного из перечисленных в п. 2 Постановления N 61 признаков, если заявитель не представит в регистрирующий орган иные сведения (документы), подтверждающие, что связь с юридическим лицом по этому адресу будет осуществляться. Однако в силу прямого указания закона представлять такие сведения не является обязанностью заявителя (п. 2 Постановления N 61).
Отказ в государственной регистрации по причине недостоверности сведений об адресе юридического лица должен быть мотивирован (п. 3 Постановления N 61). Необходимо указать не только норму права, в соответствии с которой было отказано в государственной регистрации, но и все конкретные обстоятельства, которые, по мнению ФНС России, свидетельствуют о недостоверности сведений об адресе юридического лица.
Регистрирующий орган не может отказать в государственной регистрации по причине того, что помещение или здание, указанное в качестве адреса юридического лица, не могут использоваться для осуществления хозяйственной деятельности этого юридического лица (п. 4 Постановления N 61). Пленум ВАС РФ разъяснил, что адрес юридического лица — это адрес места нахождения единоличного исполнительного органа юридического лица и он может отличаться от адреса, по которому производится основная хозяйственная деятельность компании.
Особо подчеркивается, что регистрация по адресу жилого объекта недвижимости допустима только в тех случаях, когда собственник объекта дал на это согласие. Следует отметить, что из разъяснений Пленума ВАС РФ не вполне ясно, должен ли получать такое согласие регистрирующий орган самостоятельно либо его должны представлять заявители. Необходимо учитывать, что по смыслу п. 4 ст. 9 Закона о государственной регистрации регистрирующий орган не может требовать дополнительных документов для государственной регистрации.
Такое согласие не требуется, если этот адрес является адресом места жительства учредителя (участника) или лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности (п. 4 Постановления N 61). В последнем случае согласие собственника жилого объекта недвижимости предполагается, и это означает, что он все же может представить свои возражения относительно регистрации по такому адресу юридического лица.
Собственник или иной законный владелец объекта недвижимости может в судебном порядке возражать против осуществления коммуникации юридического лица с использованием адреса, по которому расположен его объект недвижимости. Для этого собственник (иной законный владелец) должен обратиться в арбитражный суд с негаторным иском (ст. 304 ГК РФ), о чем имеется соответствующее разъяснение в п. 5 Постановления N 61.
В резолютивной части судебного решения по такому иску в случае его удовлетворения суд должен указать на обязанность юридического лица принять необходимые меры к внесению изменений в ЕГРЮЛ в части своего адреса. К принятию этих мер ответчик может быть побужден различными мерами принуждения, связанными с неисполнением судебного решения, например наложением судебного штрафа (ст. 332 АПК РФ).
Ранее в судебной практике встречались случаи, когда собственник объекта недвижимости, по адресу которого без его согласия зарегистрировано юридическое лицо, добивался признания такой регистрации недействительной, поскольку это нарушало его права и законные интересы (см., к примеру, Постановление ФАС Центрального округа от 22.06.2011 по делу N А68-9131/10).
Регистрирующий орган обязан на основании представленного ему вступившего в законную силу решения суда об удовлетворении такого иска внести в ЕГРЮЛ запись о том, что сведения об адресе юридического лица являются недостоверными, с указанием реквизитов соответствующего судебного решения (п. 5 Постановления N 61).
Собственник объекта недвижимости, по адресу которого зарегистрировано юридическое лицо, не может самостоятельно обратиться с требованием к регистрирующему органу о внесении изменений в ЕГРЮЛ, за исключением случаев, когда у регистрирующего органа имелось заявление собственника (иного законного владельца) недвижимости о том, что он не разрешает регистрировать юридические лица по этому адресу.

Госдума повысила МРОТ на 2015 год

Госдума на заседании в пятницу приняла во втором и третьем чтении закон, устанавливающий минимальный размер оплаты труда в размере 5 тысяч 965 рублей.

В 2014 году МРОТ был равен 5 тысячам 554 рублям. Таким образом, закон повышает его на 7,4%. Такое повышение соответствует фактическому уровню инфляции за 2014 год, говорится в пояснительной записке к документу.

МРОТ используется для индексации алиментов, взыскания заработной платы с работодателя при невозможности установления реального размера заработной платы.

Позиция ВС РФ: Собственник жилого помещения в многоквартирном доме вправе предъявить негаторный иск, если общее имущество неправомерно использует один из сособственников

Применимые нормы: п. 1 ст. 247, ст. 304 ГК РФ, ч. 2 ст. 36 ЖК РФ

Права собственника жилого помещения в многоквартирном доме, находящемся в долевой собственности, нарушенные в результате неправомерного использования одним из сособственников общего имущества жилого дома, могут быть защищены путем обращения в суд с иском об устранении нарушений права собственности, не связанных с лишением владения.

В. обратился в суд с иском к акционерному обществу об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, указав, что собственником нежилого помещения в многоквартирном жилом доме (обществом) в коммерческих целях на кровле этого жилого дома установлено телекоммуникационное оборудование антенно-мачтовых устройств станции связи. При этом в нарушение закона согласие собственников квартир в жилом доме получено не было; на внеочередном общем собрании собственников помещений жилого дома большинством голосов принято решение против передачи кровли дома в пользование общества. Полагая, что ответчиком нарушено его право как собственника квартиры в том же доме на распоряжение долей в общей собственности на общее имущество, В. просил возложить на него обязанность осуществить снос (полную разборку) антенн приемно-передающего оборудования связи, антенно-мачтового устройства с оттяжками, металлоконструкции, размещенных на кровле подъезда и машинного отделения лифта дома.
Решением суда первой инстанции исковые требования В. удовлетворены.
Апелляционным определением указанное решение отменено. Принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации по кассационной жалобе В. отменила состоявшееся по делу апелляционное определение, направив дело на новое апелляционное рассмотрение, по следующим основаниям.
Разрешая спор и принимая решение об удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что в силу положений п. 1 ст. 246 ГК РФ и п. 2 ст. 36 ЖК РФ ответчик до установки на крыше многоквартирного жилого дома антенно-мачтового сооружения был обязан получить на это согласие собственников помещений, в том числе истца. Исследовав представленные сторонами доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, суд пришел к выводу, что такое согласие ответчиком получено не было, что подтверждается в том числе протоколом собрания собственников помещений в многоквартирном доме, который ответчиком в установленном порядке не обжалован.
Судом первой инстанции также было учтено, что разрешение на строительство спорного объекта, утвержденное органами местного самоуправления, имело разрешительный характер при условии получения согласия собственников многоквартирного дома, а также предоставления положительных заключений органов государственного надзора. Однако органы Госсанэпиднадзора не дали заключение о соответствии СанПиН размещения спутниковой приемно-передающей станции в принадлежащем ответчику помещении, поскольку после разработки проекта данной станции требовалось согласование размещения санитарных зон санитарной охраны до детского сада и родильного отделения, расположенных на границе территории названного дома, и при рассмотрении дела ответчиком такое согласование представлено не было.
Поскольку при строительстве оборудования КСКПТ в составе спутниковой приемно-передающей станции и телекоммуникационного оборудования не были соблюдены права третьих лиц — собственников помещений в многоквартирном жилом доме, в том числе истца, суд пришел к выводу о необходимости обязать ответчика осуществить снос сооружения.
Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции указал, что как истец, так и ответчик обладают равными правами владеть, пользоваться и распоряжаться кровлей дома лично и совместно с другими собственниками помещений данного дома, разрешение споров между сособственниками общего имущества в многоквартирном доме об использовании общего имущества к компетенции общего собрания не относится, истцом избран ненадлежащий способ защиты своего права. Суд второй инстанции также указал, что судом не применена ст. 247 ГК РФ, устанавливающая порядок разрешения споров между собственниками имущества, находящегося в долевой собственности.
Между тем в соответствии с положениями ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.
Истцом избран способ защиты своего права путем обращения в суд с иском об устранении нарушений права собственности, не связанных с лишением владения.
В силу ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.
Иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение. Данная правовая позиция изложена в Постановлении от 29 апреля 2010 г. Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».
В. является собственником жилого помещения в многоквартирном доме, и ему в силу ст. 36 ЖК РФ принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, использованное ответчиком для своих нужд.
Поскольку В. полагал, что возведением антенно-мачтового сооружения на кровле дома нарушаются его права как сособственника общего имущества, вывод суда апелляционной инстанции о том, что истцом выбран ненадлежащий способ защиты своего права, является неправильным.
Какой способ защиты прав В., по мнению суда апелляционной инстанции, является надлежащим, в обжалуемом судебном постановлении указано не было.
Согласно п. 1 ст. 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом.
При рассмотрении дела было установлено, что при возведении антенно-мачтового сооружения на кровле дома ответчиком не было достигнуто соглашение со всеми участниками долевой собственности на общее имущество многоквартирного дома, в судебном порядке данный вопрос также ранее не разрешался.
Таким образом, хотя ответчик и обладал равными с другими собственниками правами владеть, пользоваться и распоряжаться кровлей дома, однако реализация данного права обусловлена необходимостью достижения соглашения между всеми участниками долевой собственности. Данное обстоятельство судом апелляционной инстанции во внимание принято не было.
Несостоятелен и довод ответчика о том, что ввиду принадлежности ему существенной доли в общей долевой собственности он мог пользоваться общим имуществом многоквартирного дома по своему усмотрению, поскольку законом установлен специальный порядок для осуществления сособственниками права пользования общим имуществом многоквартирного дома, который не зависит от размера принадлежащей собственнику доли.
Кроме того, сославшись на то, что судом первой инстанции не были применены положения ст. 247 ГК РФ, вышестоящий суд при вынесении нового решения также не применил данную норму права.
При рассмотрении исков об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, путем возведения ответчиком здания, строения, сооружения суд устанавливает факт соблюдения градостроительных и строительных норм и правил при строительстве соответствующего объекта.
Несоблюдение, в том числе незначительное, градостроительных и строительных норм и правил при строительстве может являться основанием для удовлетворения заявленного иска, если при этом нарушается право собственности или законное владение истца.
Ответчик в возражениях указывал, что антенно-мачтовое сооружение на кровле жилого дома не являлось объектом градостроительства и не обладало его признаками, в связи с чем при разрешении вопроса о правомерности установки данного устройства нормы Градостроительного кодекса применению не подлежали. Между тем названное обстоятельство не освобождало ответчика от необходимости соблюдения санитарно-эпидемиологических правил и нормативов, применяемых при возведении объектов подобного типа, содержащихся, в частности, в Санитарно-эпидемиологических правилах и нормативах «Гигиенические требования к размещению и эксплуатации передающих радиотехнических объектов. СанПиН 2.1.8/2.2.4.1383-03», утвержденных Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 9 июня 2003 г.
Таким образом, действиями ответчика по размещению на крыше многоквартирного жилого дома антенно-мачтового сооружения без соблюдения вышеприведенных требований законодательства, а также продолжающейся его эксплуатацией нарушены права истца как сособственника общего имущества многоквартирного дома, находящегося в долевой собственности, что было оставлено без внимания судом апелляционной инстанции.
Приведенным выше обстоятельствам судом апелляционной инстанции при вынесении нового решения оценка дана не была.

 

При подаче заявления о признании жилого помещения самовольной постройкой не требуется заявлять иск о выселении незарегистрированных граждан из построек, подлежащих сносу

При подаче заявления о признании жилого помещения в установленном законом порядке самовольной постройкой не требуется дополнительно заявлять требование о выселении граждан из жилых построек, подлежащих сносу, поскольку решением суда о сносе самовольно возведенного строения не нарушаются права гражданина на проживание в указанном жилом помещении. Если гражданин зарегистрирован в самовольно возведенном жилом помещении, то в этом случае при подаче иска о сносе самовольно возведенного строения необходимо предъявлять также требование о выселении.

В соответствии с п. 1 ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.
В соответствии с п. 2 ст. 222 ГК РФ лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой — продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки.
Из положений данной нормы следует, что самовольная постройка не может являться объектом гражданских прав.
Следовательно, указанная постройка не включается в состав жилищного фонда и не имеет статуса жилого помещения, поэтому лицо, которое возвело самовольную постройку, не может быть в ней зарегистрировано.
Поскольку у лица не возникает право на проживание в данном помещении, то вынесение судом решения о сносе самовольной постройки не затрагивает его право на владение и пользование указанным жилым помещением, поэтому оснований для предъявления отдельного требования о выселении лица из самовольно возведенных построек не имеется.
Следовательно, при подаче заявления о признании жилого помещения в установленном законом порядке самовольной постройкой не требуется дополнительно заявлять требование о выселении граждан из жилых построек, подлежащих в дальнейшем сносу, поскольку решением суда о сносе самовольно возведенного строения не нарушаются права гражданина на проживание в указанном жилом помещении.
Если гражданин зарегистрирован в самовольно возведенном жилом помещении, то в этом случае при подаче иска о сносе самовольно возведенного строения необходимо предъявлять также требование о выселении.

Банковские комиссии за информирование о списаниях со счета незаконны

Согласно Федеральному закону от 27.06.2011 N 161-ФЗ
(ред. от 05.05.2014) «О национальной платежной системе» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.08.2014) статье 9 4. Оператор по переводу денежных средств (банк) обязан информировать клиента о совершении каждой операции с использованием электронного средства платежа путем направления клиенту соответствующего уведомления в порядке, установленном договором с клиентом.

В случае если в договоре с клиентом не установлен конкретный способ уведомления клиента, банк не вправе в силу действия статья 16 Закона «О защите прав потребителей» взимать плату за услугу информирования клиента, так как должен делать это бесплатно.

Порядок проведения судебного заседания в суде общей юрисдикции

Этапы
Процессуальное действие
Статья ГПК
Подготовительная
часть
1
Председательствующий открывает судебное заседание и объявляет, какое гражданское дело рассматривается
160
2
Секретарь судебного заседания докладывает суду, кто из вызванных лиц явился, извещены ли неявившиеся лица и какие имеются сведения о причинах их отсутствия
ч. 1 ст. 161
3
Председательствующий устанавливает личность явившихся участников процесса, проверяет полномочия должностных лиц, их представителей
ч. 2 ст. 161
4
Председательствующий разъясняет переводчику его права и обязанности, а также предупреждает его об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод
162
5
Председательствующий удаляет из зала судебного заседания явившихся свидетелей
163
6
Председательствующий объявляет состав суда, сообщает, кто участвует в качестве прокурора, секретаря судебного заседания, представителей сторон и третьих лиц, а также в качестве эксперта, специалиста, переводчика
ч. 1 ст. 164
7
Председательствующий разъясняет лицам, участвующим в деле, их право заявлять самоотводы и отводы
ч. 1 ст. 164
8
Суд рассматривает поступившие заявления о самоотводах и отводах
ч. 2 ст. 164
9
Председательствующий разъясняет лицам, участвующим в деле, их процессуальные права и обязанности
165
10
Председательствующий выясняет о наличии у лиц, участвующих в деле, ходатайств
 
11
Суд разрешает поступившие ходатайства лиц, участвующих в деле
166
12
Председательствующий разъясняет эксперту и специалисту их права и обязанности, предупреждает эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения
171
Рассмотрение
дела по существу
13
Председательствующий или кто-либо из судей докладывает дело
172
14
Председательствующий выясняет, поддерживает ли истец свои требования, признает ли ответчик требования истца и не желают ли стороны закончить дело заключением мирового соглашения
173
15
Суд заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле
174
16
Суд устанавливает последовательность исследования доказательств
175
17
Суд исследует доказательства
176-188
18
Председательствующий предоставляет слово для заключения по делу прокурору, представителю государственного органа или представителю органа местного самоуправления
189
19
Председательствующий выясняет у других лиц, участвующих в деле, их представителей, не желают ли они выступить с дополнительными объяснениями
189
20
Суд заслушивает дополнительные объяснения лиц, участвующих в деле
 
21
Председательствующий объявляет об окончании рассмотрения дела по существу
189
Судебные прения
22
Судом заслушиваются речи, лиц, участвующих в деле, их представителей
190
23
Судом заслушиваются реплики в связи со сказанным
ч. 4 ст. 190
24
Суд удаляется в совещательную комнату для постановления решения
193
Постановление
решения
25
Суд возвращается в зал суда и объявляет решение суда
ч. 1 ст. 193
26
Председательствующий устно разъясняет содержание решения суда
ч. 1 ст. 193
27
При объявлении только резолютивной части председательствующий разъясняет дату, время и место ознакомления с мотивированным решением
ч. 2 ст. 193
28
Председательствующий разъясняет порядок и срок обжалования решения суда
ч. 1 ст. 193
29
Председательствующий разъясняет лицам, участвующим в деле, их право ознакомиться с протоколом судебного заседания, принести замечания на протокол, порядок и сроки принесения замечаний на протокол
231-232
30
Председательствующий объявляет судебное заседание закрытым

Комиссии банков

komissia2

При оформлении кредита и выборе банка клиенты обращают внимание в основном на процентную ставку, которую устанавливает банк за пользование заемными средствами. Однако помимо процентной ставки, в большинстве случаев существуют и другие затраты, возникающие при получении и использовании кредитных средств. В настоящее время сложилась некая тенденция банков по взиманию комиссий.

К ним, например, относятся следующие комиссии:

  • за выдачу кредита,
  • за рассмотрение заявки,
  • за перечисление средств на счет заемщика,
  • за выдачу денежных средств со счета,
  • за досрочное погашение кредита,
  • за открытие и ведение ссудного счета,
  • ежемесячная комиссия от суммы кредита.

Однако следует иметь ввиду, что законодательство и судебная практика четко прописывают незаконность данных действий банков.

Наши юристы помогут Вам обнаружить в кредитном договоре скрытые комиссии и незаконные взыскания банков, грамотно составят исковое заявление, направят претензию в банк, а также представят Ваши интересы в суде.

Помимо возврата уплаченной комиссии мы поможем Вам вернуть все затраты (госпошлина, доверенность и др.), в том числе оплату юридических услуг.

Легендарный судебный состав и их апелляционное определение

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: председательствующего Орловой А.И., судей Лимоновой Л.Ф., Яковенко М.В. при секретаре Савичевой А.А., рассмотрела в судебном заседании 22.01.2013

гражданское дело по иску М.Ю. к О.В. о признании сделки недействительной,

по апелляционной жалобе истца на решение Кировского районного суда <…> от ( / / ).

Заслушав доклад судьи Лимоновой Л.Ф., пояснения истца и его представителя, представителей ответчика и третьего лица – общества с ограниченной ответственностью Автоломбард «Миллиард», судебная коллегия

установила:

М.Ю. обратилась в суд с иском к О.В. о признании сделки – договора от ( / / ) купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <…>, недействительной, как притворной сделки.

В обоснование требований М.Ю. указала, что ей срочно необходимы были денежные средства, в связи с чем она решила заложить квартиру, в которой проживала и проживает в настоящее время и которая является ее единственным недвижимым имуществом. Она пробовала обращаться в банки и ломбарды, но ей либо отказывали, либо предлагали выписаться из квартиры прежде чем передавать ее в залог. М.Ю. обратилась в общество , где ей предложили предоставить займ под 6% в месяц от … руб., но с оформлением договора купли-продажи и дополнительного соглашения о преимущественном праве покупки квартиры за … руб. истцом после возврата займа. М.Ю. на эти условия согласилась, был оформлен договор купли-продажи квартиры за … руб., покупателем выступила юрист общества – О.В. Однако, ( / / ) истцу сообщили, что квартира выставлена на продажу за … руб., просили сняться с регистрационного учета по указанному жилому помещению. После чего истица поняла, что ее обманули и она может лишиться своей квартиры. По мнению М.Ю., договор купли-продажи от ( / / ) является притворной сделкой, так как прикрывает сделку по выдаче займа под залог недвижимого имущества. Воля истицы при заключении данной сделки была направлена именно на получение займа, в качестве обеспечения исполнения обязательства по которому она передала в залог квартиру, она предполагала, что после возвращения заемных средств получит квартиру обратно, для чего и было заключено дополнительное соглашение о преимущественной покупке квартиры истицей. Кроме того, упомянутый договор заключен М.Ю. вследствие стечения тяжелых обстоятельств, тяжелым материальным положением и на крайне невыгодных для нее условиях.

К участию в деле в качестве третьего лица привлечено общество.

Решением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 10.10.2012 в удовлетворении исковых требований было отказано.

В апелляционной жалобе М.Ю. просит решение суда отменить, принять новый судебный акт, ссылаясь на то, что истица представила все возможные доказательства притворности оспариваемой сделки. По мнению заявителя, о направленности ее воли свидетельствует факт заключения соглашения о продаже квартиры, в котором указано на возможность повторного приобретения истцом спорной квартиры за ту же цену. При этом ответчик в судебные заседания не явился, а его представитель не смог пояснить обстоятельства заключения дополнительного соглашения о продаже. По мнению заявителя, указанные противоречия и сомнения должны были, но не были разрешены судом первой инстанции. М.Ю. также указывает, что ею были представлены доказательства того, что рыночная стоимость спорной квартиры на момент совершения сделки была значительно выше указанной в оспариваемом договоре цены, а также того, что общество предлагает услугу по предоставлению займов под залог недвижимого имущества, при этом не требует сняться с регистрационного учета (выписаться) из жилого помещения.

В заседании суда апелляционной инстанции М.Ю. и ее представитель – Д.И. поддержали доводы, изложенные в апелляционной жалобе.

Представители О.В. – А. и общества – М.А. против удовлетворения апелляционной жалобы возражали, просили решение суда первой инстанции оставить без изменения.

Остальные участвующие в деле лица, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, в судебное заседание не явились, своих представителей не направили, о причинах неявки не сообщили и не просили об отложении судебного заседания.

При таких обстоятельствах и с учетом положений ч. 1 ст. 327, ч. 3, 4 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия признала возможным рассмотреть апелляционную жалобу заявителя при установленной явке.

Заслушав объяснения истца и его представителя, представителей ответчика и третьего лица, изучив материалы дела и имеющиеся в нем доказательства, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия пришла к следующему.

Судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждено, что М.Ю. на праве собственности принадлежала квартира площадью 28,7 кв. м, расположенная по адресу: <…>, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права №.

Между М.Ю. и О.В. заключен договор купли-продажи от ( / / ), согласно которому О.В. приобрела в собственность данную квартиру за … руб.

Указанный договор зарегистрирован ( / / ), номер регистрации №, право собственности О.В. на названную квартиру зарегистрировано ( / / ), запись о регистрации №.

Также судом первой инстанции было установлено и подтверждается материалами настоящего дела, что между М.Ю. и О.В. было подписано ( / / ) соглашение, согласно которому, если в будущем стороны придут к соглашению о купле-продаже квартиры площадью 28,7 кв. м, расположенной по адресу: <…>, то О.В., являясь собственником этого имущества, должна предоставить М.Ю. право преимущественной покупки, которое будет выражено в письменном предложении о покупке, выкупная цена данного имущества составит … руб., цена изменению не подлежит.

Как следует из свидетельства о заключении брака №, между М.А. и О.В. ( / / ) заключен брак, мужу присвоена фамилия Б., жене – Б..

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции указал, что договор купли-продажи от ( / / ) фактически исполнен, в настоящее время ответчиком – О.В. предпринимаются меры для осуществления права пользования спорной квартирой (заявлен иск о выселении М.Ю.), доказательств того, что при заключении данного договора стороны имели в виду другую сделку — не имеется, в частности, истцом не представлено доказательств, что О.В. также прикрывала названным договором сделку займа с залогом недвижимого имущества. То обстоятельство, что стороны понимали природу заключенной сделки и ее последствия подтверждается совершением М.Ю. и О.В. всех необходимых в соответствии с законом действий. Не подтверждены и доводы М.Ю. о наличии между ней и обществом правоотношений по получению займа и передаче в обеспечение исполнения обязательств по нему спорной квартиры в залог. Суд первой инстанции отклонил довод М.Ю. о кабальности оспариваемой сделки, так как не представлено доказательств осведомленности О.В. о наличии у истицы тяжелых жизненных обстоятельств и намерения воспользоваться ими, а сама по себе продажа имущества по цене ниже рыночной о кабальности сделки не свидетельствует.

Между тем, оспариваемое решение суда первой инстанции нельзя признать обоснованным исходя из следующего.

В соответствии с ч.1 ст.330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке является, в том числе, неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела.

На основании п. 1, 2 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах – если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В соответствии с п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна.

Согласно п. 1 ст. 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

По договору купли-продажи недвижимого имущества (договору продажи недвижимости) продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество (п. 1 ст. 549 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу ч. 1, 3 ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Из представленных в материалы дела доказательств следует, что М.А. является единственным учредителем (участником) и генеральным директором общества (выписка из Единого государственного реестра юридических лиц от ( / / ) №; т. 1, л. д. 242-247), между ним и О.В., покупателем по оспариваемому договору купли-продажи от ( / / ), заключен брак ( / / ) (свидетельство о браке №; т. 1, л. д. 211).

Также материалами дела подтверждается, что общество предоставляет кредиты под залог недвижимого имущества, при этом не требуется снятие граждан с регистрационного учета по жилому помещению, передаваемому в залог (протокол осмотра интернет-страницы от ( / / ), составленный нотариусом г. Екатеринбурга З.; т. 1, л. д. 256-263).

Представителем общества – М.А. в судебных заседаниях суда первой инстанции и суда апелляционной инстанции не отрицалось, что М.Ю. обращалась в общество, указывая, что ей срочно необходимы денежные средства, что общество предоставляет такую услугу как выдача кредита под залог недвижимости, при этом М.А. указал, что договор заключается не с обществом, а с физическим лицом – сотрудником общества. М.А. также пояснил, что на момент совершения оспариваемого договора между ним и О.В. существовали личные отношения.

Изложенные обстоятельства согласуются с доводом М.Ю. о том, что она имела намерение получить в обществе займ в сумме … руб. и в обеспечение обязательств по нему передать в залог принадлежащую ей на праве собственности квартиру.

То обстоятельство, что стороны договора купли-продажи от ( / / ) не имели намерения создать соответствующие такому договору правовые последствия, а подлинная воля сторон была направлена на совершение договора займа и обеспечение исполнения обязательств по нему, подтверждается также и соглашением о продаже, которое было подписано М.Ю. и О.В. в тот же день, что и данный договор, и в соответствии с которым М.Ю. предоставлялось преимущественное право покупки спорной квартиры за ту же цену, что и установленная названным договором – … руб.

В свою очередь ответчик, его представитель не пояснили суду цель составления и подписания соглашения о продаже от ( / / ).

Тот факт, что истица М.Ю. имела намерение получить денежные средств в займ, а не путем продажи принадлежащего ей жилого помещения, подтверждается также иными косвенными доказательствами, которым суд первой инстанции не дал должной оценки. Так, в частности, истицей были представлены соответствующие доказательства о стоимости спорной квартиры по состоянию на 2007 год в размере … (договор купли-продажи этой квартиры, заключенный между Б. и Ш. ( / / )), отчет центра оценки о стоимости спорной квартиры по состоянию на день заключения договора ( / / ) в … рублей, что свидетельствует о продаже данного жилого помещения в 5,5 раз дешевле его фактической рыночной стоимости, при условии, что другого жилья у истицы не имеется.

Принимая во внимание изложенные обстоятельства, судебная коллегия приходит к выводу о том, что договор купли-продажи от ( / / ) отвечает признакам притворной сделки, это не опровергается имеющимися в материалах дела доказательствами, доводами и пояснениями лиц, участвующих в деле и их представителей.

Также судебной коллегией принимается во внимание, что в соответствии с п.1 Соглашения о продаже спорной квартиры, составленного сторонами в день заключения договора купли-продажи ( / / ), в случае продажи указанной квартиры О.В. должна предоставить М.Ю. право преимущественной покупки, которое должно быть выражено в письменном предложении о покупке. И если М.Ю. в течение 10 дней с момента получения такого предложения не ответит письменным согласием на покупку, то О.В. имеет право продать указанную квартиру третьим лицам.

В соответствии с ч.1 ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Таким образом, буквально из текста указанного соглашения от ( / / ) следует, что О.В., в случае продажи спорной квартиры, обязана в первую очередь известить об этом М.Ю. и в течение 10 дней с момента получения такого уведомления М.Ю. должна также письменно выразить свою волю на покупку данной квартиры.

Суду апелляционной инстанции представителями ответчика и третьего лица представлены документы, подтверждающие направление О.В. в адрес М.Ю. телеграммы следующего содержания: «В соответствии с соглашением о продаже от ( / / ) уведомляю Вас, что мною принято решение о продаже квартиры по адресу: <…>, по стоимости … руб. Предлагаю Вам осуществить свое право покупки данного жилого помещения».

Однако, как следует из телеграфного уведомления от ( / / ). М.Ю. телеграмма-уведомление от О.В. о продаже квартиры – не доставлена.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель ответчика пояснил, что других уведомлений с подтверждением получения М.Ю. предложения о покупке квартиры, в адрес последней больше не направлялось. Спорная квартира была выставлена О.В. на продажу.

Истица в суде апелляционной инстанции также подтвердила, что никакого предложения, ни устного, ни письменного, от О.В. о покупке квартиры не получала.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу, что О.В. также не было исполнено условие соглашения о преимущественном праве истицы на покупку спорной квартиры, поскольку по условиям соглашения продажа указанного жилого помещения третьим лицам возможна только после вручения письменного уведомления М.Ю.

С учетом изложенного судебная коллегия считает, что обжалуемое решение суда первой инстанции подлежит отмене, а исковые требования М.Ю. следует удовлетворить.

В соответствии с п. 2 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации суд вправе по собственной инициативе применить последствия недействительности ничтожной сделки, обязав стороны возвратить друг другу все полученное по сделке.

Учитывая, что на момент рассмотрения настоящего спора в суде апелляционной инстанции истица М.Ю. фактически проживает в спорной квартире и пользуется ею, факт получения денежных средств по договору купли-продажи от ( / / ) М.Ю. также не отрицается, судебная коллегия считает возможным вернуть в собственность М.Ю. спорную квартиру и взыскать с нее в пользу О.В. … рублей.

Выводы суда первой инстанции в части отсутствия оснований для признания указанной сделки купли-продажи жилого помещения кабальной сделкой — сторонами не обжалуются, в связи с чем судебная коллегия, на основании ст.327-1 Гражданского кодекса Российской Федерации, проверила законность решения суда первой инстанции в объеме доводов апелляционной жалобы.

Руководствуясь ст. ст. 320, 327.1, 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 10.10.2012 отменить, вынести по делу новое решение.

Исковые требования М.Ю. о признании договора от ( / / ) купли-продажи квартиры №, расположенной по адресу: <…>, недействительной сделкой — удовлетворить.

Признать недействительным договор купли-продажи квартиры <…>, заключенный между М.Ю. и О.В. ( / / ) — в силу его ничтожности.

Применить последствия недействительности ничтожной сделки.

Передать <…> от О.В. в собственность М.Ю..

Взыскать с М.Ю. в пользу О.В. … руб.

Настоящее решение является основанием для аннулирования регистрации права собственности О.В. на <…>

Председательствующий: А.И. Орлова

Судьи: Л.Ф. Лимонова

М.В. Яковенко

Договор купли-продажи здания (приватизации) признан недействительным

Апелляционным определением Свердловского областного суда от 12.12.2013 по делу № 33-13704/2013 договор купли-продажи здания был признан недействительным, здание передано в федеральную собственность в лице ФГУ «Приволжско-Уральское территориальное управление имущественных отношений» Министерства обороны Российской Федерации.